06.03.2007

Ольга Высокова: «Моя работа — быть лицом банка в Европе»

ГородN №08 (716) 28-6 МАРТА 2007

На минувшей неделе в Лондоне банк «Центр­инвест» подписал соглашение о получении международного синдицированного кредита на сумму $ 80 млн. Подобная международная синдикация — уже вторая в кредитной истории банка. Однако впервые в истории донского бизнеса церемония закрытия такой сделки проходила в британской столице, считающейся финансовым центром Европы. Как оказалось, важную роль в организации этого займа сыграло лондонское представительство «Центр­инвеста», которое возглавляет Ольга Высокова, дочь председателя совета директоров «Центр­инвеста» Василия Высокова. Поскольку подразделением в британской столице может похвастать не каждый даже федеральный банк, N встретился в Ростове с Ольгой Высоковой и поинтересовался тем, какие задачи приходится решать лондонскому представительству донского банка, как устроен типичный рабочий день руководителя такого подразделения и как живется сотруднице ростовского банка в крупнейшей европейской столице.

N: — Какова основная функция представительств банка «Центр­инвест» в Москве и Лондоне?

О.В.: — Функция этих подразделений — представлять интересы банка и заниматься relationship management с финансовыми институтами, то есть поддержанием отношений с уже существующими партнерами и клиентами в России и в Европе, а также завоевывать новых. В частности, представительство в Лондоне работает с иностранными банками, международными финансовыми институтами, которые также являются нашими акционерами и кредиторами. Помимо этого в функции лондонского представительства входит продвижение не только банка, но и нашего региона (ЮФО), поскольку отнюдь не все в Европе знают, где находится юг России и что он собой представляет. Поэтому я часто выступаю на конференциях, где затрагивается российская тематика, и рассказываю потенциальным инвесторам о нашем регионе. Также в Лондоне мы занимается организацией бизнес­делегаций в Ростов. А преимущественная задача в Москве — поддержание и развитие отношений с существующими российскими банками­партнерами и «дочками» западных банков в Москве, а также развитие программ торгового финансирования, поскольку все крупные торговые потоки в России проходят через столицу.

N: — Почему помимо Москвы был выбран именно Лондон?

О.В.: — Так уж исторически сложилось, что Лондон является финансовой столицей Европы. Практически все крупнейшие банки мира имеют свои представительства или филиалы в этом городе. Штаб­квартира нашего крупнейшего акционера, ЕБРР, тоже расположена в Лондоне. Остальные институциональные акционеры нашего банка находятся в Европе и Америке, поэтому нам намного проще общаться с ними из Лондона. К тому же из этого города удобно передвигаться по всей Европе: в Лондоне очень развита система аэропортов и большой выбор недорогих авиаперевозчиков. Как это ни парадоксально, но и со многими московскими банкирами проще встретиться в Лондоне. В Москве у всех плотный график, а в британской столице всегда можно найти время на деловой ужин.

N: — В чем заключается лично ваша работа?

О.В.: — В банковском мире очень многое строится на отношениях: очень сложно было бы из Ростова привлекать серьезные синдицированные займы, новых акционеров, потому что людям важно не только слышать о банке из прессы и изучать его отчетность, но и видеть его представителя. Моя работа — быть лицом банка в Европе: потенциальные инвесторы и кредиторы в любой момент могут позвонить мне и задать любой волнующий их вопрос по состоянию дел в «Центр­инвесте» и в нашем регионе или запросить со мной встречу — для них это очень важно. Мне нужно обаять своего собеседника, ответить на все интересующие вопросы, рассказать о последних изменениях в банке и еще сторговаться на выгодные для нас условия работы.

На самом деле встречи с ними на конференциях, семинарах, форумах не проходят впустую — они видят, что мы работаем, движемся вперед, постоянно информируем о своих достижениях. Впоследствии, когда я обращаюсь к ним с коммерческим предложением, они меня уже знают и совсем по­другому относятся ко мне, чем если бы я просто позвонила из Ростова и начала о чем­то просить.

N: — Непростая работа, судя по всему, получается…

О.В.: — С учетом того, что Ростовская область не проводит практически никакой деятельности по продвижению своего имиджа в Европе, то да. Если в Германии хоть какая­то работа проводится, то в Англии или в других странах Западной Европы никто ничего о нас не знает. Поэтому наше представительство связывается с торгово­промышленными палатами Великобритании, мы организуем выступления и встречи с менеджментом крупных компаний, на которых рассказываем о юге России, о его инвестиционном потенциале.

N: — Кто в головном банке курирует работу представительства?

О.В.: — Я отчитываюсь председателю правления Анне Штабновой и управлению по работе с филиалами. Тесно работаю с департаментом казначейства и финансовых рынков, который возглавляет Григорий Чораян.

N: — Кто помимо вас работает в лондонском представительстве?

О.В.: — В Лондоне кроме меня есть только секретарь, который отвечает на звонки и переводит их на меня, поскольку я очень часто бываю в командировках. А всю необходимую аналитическую работу осуществляют в Ростове. У меня есть помощники, которые закреплены за мной, и если мне нужны определенные отчеты — по ритейлу, корпоративному банкингу, просто аналитика, то они мне помогают. Это люди, которые располагают текущей информацией по оперативной деятельности банка — просто никто в Лондоне не смог бы оперативно это делать, а общая макроэкономическая ситуация мне доступна из прессы.

N: — Из каких источников вы предпочитаете получать такую информацию?

О.В.: — Financial Times, разумеется, а также журнал The Banker. А из российских — «Банковский мониторинг» и «РБК».

N: — Насколько отличаются затраты банка на содержание московского и лондонского представительств и с помощью каких параметров определяется эффективность вашей работы?

О.В.: — Затраты на содержание лондонского офиса практически не отличаются от затрат на московское представительство, даже ниже, но если брать в расчет все мои командировки, то они получаются одинаковыми. По расходам представительства у нас утвержден строгий бизнес­план на 4 года, и я от него не отступаю. Напрямую оценить эффективность работы такого подразделения очень сложно, потому что он не является профит­центром. То есть по английским законам я не имею права зарабатывать прибыль, иначе представительство лишается лицензии. Но чтобы оценить эффективность его работы, достаточно посмотреть на объем привлеченных банком средств от иностранных инвесторов в 2006 году: $ 45 млн — международный синдицированный заем, $ 50 млн капитала, два крупных двусторонних кредитных соглашения — одно с индийским банком, другое с американским — на общую сумму $ 21 млн. В начале этого года мы запустили новый международный синдикат, организаторами которого стали Commerzbank (Frankfurt) и Standard Bank (London), в ходе которого привлекли $ 80 млн. Также благодаря успешно проведенным переговорам в ближайших планах — размещение кредитных нот от $ 50 до $ 100 млн, которое предполагает road­show в Сингапуре, Гонконге, Цюрихе, Женеве, Милане и в Лондоне. Мы будем первой компанией в ЮФО, которая для привлечения капитала использует такой финансовый инструмент, как CLN.

N: — Не могли бы вы схематично описать свой типичный рабочий день в Лондоне?

О.В.: — Обычно компьютер я включаю в 8 утра, потому что в Ростове уже 11.00. И начинается работа с электронной почтой и конференц­связь. Часам к 11 появляется минутка выпить кофе. На ланч я предпочитаю не ходить, иначе из­за трехчасовой разницы во времени я рискую пропустить всю вторую половину дня в России. В связи с этим все встречи я обычно назначаю после 16.00. Либо приглашаю клиентов или партнеров на ужин. Кстати, в Англии совершенно нормально воспринимается, когда дама приглашает банкира­мужчину, который может быть даже старше ее, на ужин и платит за него. Мне это помогает в дальнейшей работе с ними, потому что у нас устанавливаются абсолютно чистые и прозрачные деловые отношения: у меня нет никаких моральных обязательств и субординация не нарушается.

N: — У вас есть излюбленные места, куда вы предпочитаете приглашать партнеров или инвесторов на ужин?

О.В.: — Если это Сити, деловой район города, то там мой любимый ресторан — Don. К сожалению, он назван не в честь реки, на которой расположен наш город, но каждый раз мне напоминает о доме. Там необыкновенные картины на стенах, очень хорошая кухня — совсем не английская — и замечательный сервис. Кстати, ресторан в Лондоне надо заказывать за неделю, а иногда и за три. Что касается Вест­Энда, торгового и развлекательного района, то здесь я недавно пережила не очень приятный опыт приглашения на ужин московских банкиров. Я пригласила их в мое самое любимое место — японский ресторан с очень красивым оформлением, приятной музыкой, отличным баром. Но встретила со стороны приглашенных полный негатив: и официанты не такие, и черная треска невкусная, и девушки некрасивые, и вообще Лондон уже далеко отстал от Москвы. После этого я уже опасаюсь что­то рекомендовать россиянам.

N: — А лондонцам это место нравилось?

О.В.: — Вообще­то, европейцы всегда очень благодарны, когда их приглашаешь на деловой ужин.

N: — Где в Ростове вы предпочитаете встречаться с бизнес­партнерами?

О.В.: — В ресторане «Париж» — любимом месте наших партнеров.

N: — С представителями каких стран вам легче всего вести переговоры?

О.В.: — С немцами. Они зачастую больше других европейцев знают о России, многие из них из Восточной Германии. И еще белые южноафриканцы — с ними очень легко общаться, у них прекрасное чувство юмора и они очень организованные. Кстати, одним из организаторов следующего нашего синдицированного займа будет южноафриканский банк Standard, у которого очень крупные филиалы в Лондоне и в Москве.

N: — Как к российской экономике сегодня относятся английские деловые круги и потенциальные инвесторы?

О.В.: — К России у западных инвесторов сложное отношение: с одной стороны, восхищение и понимание потенциальных возможностей, которые есть в России, с другой — опасение из­за внутренней политики, незнания местного рынка и правил ведения бизнеса. Россия сложная, но очень интересная страна, поэтому мне всегда задают очень много вопросов об экономике, политике, социальной сфере — они прислушиваются к мнению русских о своей стране.

N: — Такая работа требует немалых коммуникативных навыков. Где вы этому учились?

О.В.: — В МГИМО. Основы дипломатии и искусства ведения переговоров я осваивала на отделении международных экономических отношений. После МГИМО 2 года училась в Англии, в City University Business School, где получила степень магистра наук по банковскому делу и финансам. Пришлось, конечно, много изучать математику и эконометрику, но финансы без этого немыслимы. Дальше пошла школа жизни. Я очень благодарна моему отцу, который брал меня с 19 лет на очень серьезные и представительные форумы. В частности, одним из первых для меня стал World Economic Forum в Зальцбурге, где я смогла увидеть и услышать известных деятелей российской политической и экономической элиты. Одно из последних очень ярких впечатлений — поездка в Сингапур на форум Международного валютного фонда, где присутствовали первые лица Центробанков ведущих стран мира, министры финансов и президенты коммерческих банков.

N: — Каковы главные, по вашему мнению, достижения представительства, которое вы возглавляете?

О.В.: — Главное достижение прошлого года — принятие новой стратегии «Юг России Плюс», следствием которой стал рост капитала банка. Это заслуга всего банка, а не какого­то отдельного его подразделения. Важным достижением стала организация нашего первого синдицированного займа в июле 2006 года, который стал первым для всего юга России. Нам… не то чтобы было страшно, просто когда вы делаете серьезный шаг первыми, то на вас возлагаются определенная ответственность и большая работа. Также я бы отметила получение международного рейтинга и решение о продолжении стратегии получения ресурсов с международных рынков капитала. Секрет успеха в том, что у нас очень сплоченная команда и, объединяя усилия менеджеров в Ростове и мои связи в Лондоне, мы добиваемся больших успехов.

N: — Каким образом вы участвовали в организации процесса присвоения банку «Центр­инвест» международного кредитного рейтинга?

О.В.: — Я инициировала этот проект. Провела сравнительный анализ условий всех трех крупнейших рейтинговых агентств — Moody’s, Fitch и S&P, встретилась с представителями этих агентств в Москве и в Лондоне. После этого сделала сравнительную таблицу по срокам, ценам рейтинга за первый год и за каждый последующий год его поддержания. Кстати, оказалось, что в Fitch за каждый последующий год надо платить все больше и больше, хотя, казалось бы, все должно быть наоборот. Этот анализ я представила правлению, а затем совету директоров. Сначала этот проект был отложен, но со второй попытки его утвердили, выбрав Moody’s. Теперь я постоянно встречаюсь в Лондоне с аналитиками этого агентства. Очень важно поддерживать контакт с ними, потому что наши партнеры и инвесторы, когда принимают решение о принятии на себя наших рисков, связываются с аналитиками этого агентства, которые должны быть всегда в курсе происходящего в нашем банке и лояльно к нам относиться.

N: — Какие важные мероприятия у вас намечены на этот год?

О.В.: — В первую очередь это подписание нашего синдицированного займа в Лондоне и проведение презентаций для инвесторов в Европе и Азии для успешного выпуска наших кредитных нот. Если в 2006 году одним из ответственных мероприятий для меня стало участие в форуме Международного валютного фонда в Сингапуре, то в этом году мне предстоит поездка в Вашингтон, потому что МВФ проводит форумы один год в своей американской штаб­квартире, а следующий — в другой стране. Еще в этом году ЕБРР проводит свою ежегодную встречу в Казани, где наш банк также будет участвовать. Правда, не ясно, почему именно Казань выбрана, но я там обязательно буду…

N: — Есть у вас круг русскоязычных знакомых, с которыми вы общаетесь в Лондоне?

О.В.: — Конечно. Это организация «Русские в Лондоне», Российско­британская торгово­промышленная палата, у которой офисы в Москве, Питере и в Лондоне. Они один раз в месяц собираются. Потом «Русская газета» и «Русский журнал» периодически проводят светские мероприятия — показы мод, выставки русских художников, благотворительные концерты. Я стараюсь посещать наиболее интересные из них. 13 января, например, на Трафальгарской площади был концерт «Русская зима».

N: — А как насчет английских общественных организаций и ассоциаций?

О.В.: — В профессиональной сфере я являюсь членом Ассоциации западных банков, в которую входят 20 представительств и 500 филиалов иностранных банков. Эта организация ежемесячно проводит разъяснительные семинары по изменениям в законодательстве Англии, а также два раза в год — зимний бал и летний пикник. Еще я дружу с изданием Financial Times, которое организует очень интересные профессиональные мероприятия, как, например, Banking on Russia, куда приглашают ведущих банкиров, специалистов, аналитиков и инвесторов. Это бесплатные и очень полезные для работы мероприятия.

N: — Каким вы представляете будущее вашего банка?

О.В.: — Будущее «Центр­инвеста» не надо представлять — оно подробно расписано в нашей пятилетней стратегии, которой мы все стараемся следовать. Вообще, я столкнулась с тем, что в России такая пятилетняя стратегия — большая редкость для банков. Я недавно общалась с менеджерами «МДМ­Банка» и спросила о том, что привнес в работу банка г­н Мишель Перирен, который в свое время был председателем правления «Райффайзенбанк Австрия» в Москве. Мне ответили, что он разработал пятилетний план развития «МДМ­Банка». Получается, что у одного из крупнейших в стране банков до прихода г­на Перирена не было стратегического плана своего развития.

N: — А лично ваше будущее уже тесно связано с Лондоном?

О.В.: — Все будет зависеть от ситуации. Пока у меня есть разрешение на работу еще на 2 года. Но если мне потребуется переехать в Ростов или в Москву, то я сделаю это без сожаления. По­моему, не имеет значения, где ты работаешь, где твой компьютер, главное — чтобы тебя окружали хорошие люди.

N: — Но то, что ваша судьба будет связана с банковским делом, — это уже точно?

О.В.: — На ближайшее будущее — да. Мне очень нравится банковское дело и то, что нужно постоянно изучать новые продукты, чтобы опережать конкурентов. Хотя я должна заметить, что это абсолютно мужской мир.

N: — Тяжело, наверное, девушке играть по правилам этого мира?

О.В.: — Важно соблюдать правила и поддерживать деловую репутацию — это самое главное в бизнесе. В переговорах часто приходится быть жесткой, чтобы получить наилучшие условия для банка, иногда это бывает очень тяжело. Немножко нужно быть психологом. Также мне помогает то, что меня запоминают. На форумах и важных семинарах у вас обычно не больше минуты на то, чтобы подойти к нужному вам человеку, познакомиться, обменяться визитками и при этом произвести правильное впечатление. То есть я должна сделать так, чтобы он меня вспомнил, когда я отправлю ему свое письмо с презентацией банка. Потому что за время форума он познакомится с сотней людей. Пока у меня это получается — вспоминают.

Беседовал Владимир Колодкин

Справка N. Представительство банка «Центр­инвест» в Лондоне официально работает с 1 июля 2005 года. Представительство возглавляет Ольга Высокова, заместитель председателя правления банка «Центр-­инвест» по международным связям и финансовым институтам. Штат этого подразделения — 2 человека.

Оформить кредит «Интернет-Банк»
для физических лиц
Онлайн перевод
с карты на карту *

* сервис предоставляется на сайте партнера АО «СКЛ»

«Клиент-Банк»
для юридических лиц

Курсы наличной валюты

с 20.09.2018 года
валюта покупка продажа
USD  1 65.70 67.60
EUR  1 76.70 78.65
GBP  1 86.60 88.90
CHF  1 67.80 70.20
CNY  10 88.40 101.50
Курсы валют для операций с банковскими картами »

*установлены для головного офиса банка, курсы могут отличаться в других подразделениях банка
*Для карт «Универсальная», «Премиальная» и «Эксклюзивная».